05:45 

Ну крыша прощай :)

Ciriael
Мы все помрем и хрен поспоришь!
Фандом: Улицы разбитых фонарей.
Автор:Ciriael
Название: Ошибиться.
Пейринг: Андрей Ларин/Владимир Казанцев
Рейтинг: R
Жанр: Angst, Слэш, Флафф, повседневность.
От автора: Нецинзурщина, про ООС не мне судить.


Все как всегда. Шум трамвая за окном, гомон в коридоре, ребята обсуждают в сотый раз новое убийство. И как обычно версий вагон, а улик никаких… Так можно долго рассуждать попусту, однако время вечернее и кроме рассуждений заняться нечем, не побежишь ведь в самом деле на ночь глядя опрашивать свидетелей и знакомых, завтра, это предстояло делать завтра, а сегодня, да еще и с таким мрачным настроением ничего кроме пьянки не приходило в голову.
Друзья давно привыкли что Ларин может ни с того ни с сего выпадать из разговора и задумываться о чем то своем, вот как сейчас, он откинулся на спинку стула, прислонился к стене и бесцельно пялился в окно, за которым падал мокрый снег.
В кабинет вошел Казанова, как всегда с лучезарной улыбкой и кучей бает на любой вкус и случай. Стал закручивать какой-то новый сюжетец и внезапно обратился к Андрею, выводя его из состояния задумчивости:
- Баааааа… Да вы сегодня при параде?! И по какому же поводу сие преображение капитана Ларина.
Андрей как-то недоуменно глянул на товарища, затем глупо оглядел себя и наконец понял что речь идет о его дорогущем черном костюме, который пришлось надеть на встречу со свидетелем что бы не выглядеть полным оборванцем.
- Служебная необходимость. Уже с ехидством ответил Ларин и улыбнулся Казанцеву.
- Да пижон он, пижон. Встрял Дукалис. Такие костюмчики…
Продолжения мысли Андрей не услышал, потому что снова погрузился в раздумья. Ребята еще что то говорили, Толик громко смеялся, а Казанова взялся за телефон, видимо пытаясь разгрестись с планами на вечер.
За окном все так же шел мокрый снег, все-таки конец осени, с тоской вспомнились тонкие ботинки и гадкое ощущение мокрых ног, при подходе к дому. Дом… о квартире думать тоже не хотелось, просто сменится пейзаж за окном и не будет болтающих рядом ребят. Впрочем, ребят уже и тут небыло, видимо в раздумьях Андрей пропустил тот момент, когда все они попрощались и разбрелись по домам. За столом, все так же мучая телефон, сидел Казанова, а за окном быстро темнело.
- Что проблемы с вечерним досугом? Ларин расплылся в ехидной улыбке.
- Андрюха, не поверишь, столько вариантов, что просто не знаю кого выбрать. Казанова сделал непроницаемое лицо и уставился на Андрея.
- Ладно не свисти, ты б уже давно свалил если б на горизонте кто-нибудь маячил, так что не заговаривай мне зубы Володь.
- Ты прав, сегодня непруха какая то, понимаешь…
- Ладно хватит байки травить, пойдем по соточке.
- Предложение конечно хорошее, только вот наличности у меня не хватит на кабак.
- А ты что с мамзелькой собирался чисто воздухом дышать, а потом в хату завалится?
- Ну от того и пролетел.
- Ладно, я угощаю. Ларин достал кошелек и тот был далеко не пустым.
- Андрюх, а тебя не узнаю прям, новым русским чтоль заделался, костюмчик, бабки, все дела.
- Дурак, мне долг отдали, а без костюма в ресторан – бы на встречу не пустили, так что идем?
- Какой разговор, сейчас в кабак и цыпочек подцепим и все будет в ажуре. Казанова лыбился во всю рожу и прямо подмывало испортить ему праздник.
- Никаких баб, хватит с меня твоего паскудства, на работе надоело.
- Хорошо Андрюх, договор - никаких баб, кто платит тот и устанавливает условия. За ехидной улыбкой скрывалось что-то кроме согласия, но это что-то Ларин пропустил.
Они спешно оделись и вышли из отделения. Кабак был более чем приличный, разгонятся не стали и начали с пива, Казанцев рассыпался новыми байками, о собственных делах говорить не хотелось обоим. Андрей почти не слушал друга, только изредка улыбался и поддакивал, пока не заметил что Володька коситься на барышень за соседним столиком. Ларин как-то сразу помрачнел, легкость и хорошее настроение улетучились мгновенно.



- Я – же просил Володь…
- Что, ты о чем? Казанова выглядел, вернее пытался выглядеть, недоумевающим. Ларин смерил взглядом двух девиц и холодно уставился на друга. От того что глаза его были серыми взгляд становился совсем леденящим.
- Да ладно тебе, смотри какие куколки и нас двое и их двое, тебе какая больше нравится? Мне рыженькая, но по дружбе могу уступить… Он уже был занят дележом добычи и глаза заблестели.
Ларин с тем же каменным лицом как-то ловко поднялся со своего места, бросил деньги на стол и пошел к выходу надевая пальто.
- Андрюх погоди, ты куда?
Казанова догнал друга уже на улице и остановил схватив за плечо.
- Слушай Володь, я тебе мешать не буду, иди развлекайся, рыженькую можешь оставить себе, исключительно сегодня оби дамы в твоем полном распоряжении, я даже денег тебе одолжу. Ларин был серьезен.
- Андрей, ну извини дурака, ну понял я все, сегодня без баб. Казанцев примиряюще улыбался.
- Только тогда в кабак не пойдем, снега нет, ато еще кто-нибудь мне приглянется, а душа требует.
- Да не душа требует, а кое что другое, ты бы нашел себе постоянную бабу чтоли.
- С постоянной, Андрюша, хлопот много, праздники вспоминай, с родителями знакомься, верность храни, потом ни дай бог дети пойдут, свадьба, нет это все не по мне.
Они уже шли по набережной и пили бутылочное. Снег и правда кончился, но стало холоднее. Казанова все перечислял минусы семейной жизни, непонимание отцов и детей, собачью работу, маленькую зарплату…
- Но вить ты не прав, оборвал его Ларин.
- Ты мне перечисляешь минусы, но вить есть масса плюсов: ты возвращаешься в дом, в котором тебя ждут, волнуются о тебе, возвращаешься к человеку который тебя понимает и любит, с которым приятно поговорить и помолчать. Дома прибрано и готов ужин, а не пустой холодильник. Ты смотришь ей в глаза и видишь что ты для нее много значишь, что ты не очередной мужик, а тот с кем хочется дожить до старости. Видишь настоящего человека, а не блядское кокетство на один вечер, не бездушную мочалку от которой будешь бегать и прятаться по подворотням.



Казанова хмыкнул, он был заметно пьяней Ларина, и видно было что слова друга на него подействовали не лучшим образом. Андрей уже начал жалеть что завел этот серьезный разговор ни с того ни с сего и вот его друг уже не веселится, не травит байки, а идет задумавшись с отсутствующим взглядом. Вот тогда-то Ларин глянул на часы и обалдел – два часа ночи как никак, а Володька жутко пьяный и до его дома как до луны.
- Володь пошли ко мне, ато я что-то замерзать начал, погреемся, а завтра отсюда ближе на работу будет.
Казанцев на это только глухо угукнул. Они дошли почти до дома Ларина, пока бесцельно шлялись по улице или это сам Андрей, рассказывая свои идеальные мечты, не заметил как постепенно перешел на автопилот «до дома». Перед дверью вернулось мерзкое ощущение все-таки промокших ног и как только друзья вошли в квартиру, Ларин принялся стягивать с себя мокрые носки и холодное пальто. Казанцев пару раз умудрился навернутся, но повторил все действия хозяина дома, оставив в прихожей и свои мокрые ботинки.
Молчание Казановы начало уже пугать Андрея и им было решено во что бы то ни стало его растормошить, темболее что сам Ларин был этому причиной. А для веселья стоило выпить еще…
- Володь, проходи на кухню, сейчас я что-нибудь организую.
- Да ладно тебе, организатор, выпивку тащи да и будет с нас. Казанцев уже сидел за столом у стенки и пялился перед собой.
Ларин вошел с бутылкой водки, стопками и батоном докторской.
- Ну и ну Андрюх, ты меня сегодня поражаешь просто: костюм, кабак, водка дома, да еще и закусь такая. Тока баб не хватает для полного счастья. Он уже разливал по стопкам прозрачную жидкость. Выпили быстро и налили еще, Ларин который до этого не ощущал себя особо поддатым начал чувствовать что согревается и по телу начинает разбегаться тепло, Казанова и вовсе начал съезжать со стула, причем завел уже привычный треп ниочем, а значит про баб.
- Послушай, оборвал его Ларин на описывании чьих-то пышных форм, вить нормально сидим, чего ты опять завел разговор о своих шалавах? Ты как будто разговаривать больше ни о чем ни можешь…
- А о чем разговаривать? О работе и на работе надоело, байки мои ты тоже слушать не хочешь, а меня вот огорчает что я сегодня один, что без дамы. Казанцев снова поник.
- Как это один? Ларин вскипел настолько, насколько позволяло его теперешнее состояние. – Я для тебя что, пустое место!?! Он даже привстал на стуле. Володя заулыбался, потом не выдержал и громко засмеялся, опустив голову и закрывая глаза рукой.
- Андрюх, ну я же не в этом смысле, то есть в этом, ну ты меня просто не правильно понял. Он не унимался и уже ржал в голос.
- Ты конечно не пустое место и вообще весь такой в костюме, только я про женскую ласку речь веду. Он наконец отсмеялся и посмотрел на друга извиняющимся взглядом.
- Блин, ты что по другому время проводить не можешь что ли? Ларин разлил следующую порцию и опрокинул стопку не чокаясь.
- Андрей, я все понимаю, только и ты меня пойми. Мне нравилось с Ирочкой, мы с ней долго жили.
Ларин смотрел на друга с некоторым непониманием и тогда Казанцев пояснил:
- Ну это по поводу долгих отношений, нашел отклик в лице друга и продолжил: Я до сих пор ее подарки храню, свитерок помнишь? Только вот ей женитьба была нужна, а я не люблю всю эту лирику, я вить и не изменял ей пока с ней жил. А Даша из валютника, я с ней тоже долго, а гулять она первая начала, ко мне вить никто из баб в серьез не относится.
- А потому что ты к ним в серьез не относишься.
- Может ты и прав Андрюх, только вот не верю я почти в то что ты мне про то рассказывал как мол с работы в рай возвращаешься, а тебе там и ужин и уборка и взгляды чувства полные… Не бывает такого в нашем грешном мире. А если бы и было, то как я смогу имея этот рай, на нашей с тобой работе оставаться, зная что в любой момент, какая-нибудь сволочь может пером в бочину?! Что застрелить из обреза человека, из-за закрытой двери – это как два пальца!! И что буду я валятся в луже собственной кровушке на лестнице…
Договорить Казанцев не успел, потому что Ларин вскочил со стула, схватил друга за плечи и принялся трести, постоянно повторяя:
- Не смей так говорить! Слышишь, не смей так говорить о смерти! Ты сам подставляешься, лезешь под пули, бросаешься на придурков в одиночку! Володь, никого в отделе столько не ранили как тебя! Ты же сам творишь невесть что, я чуть с ума не сошел когда тебя в последний раз порезали, ты ведь тогда еле выкарабкался! А слышу что кого-то убили и произносят не твою фамилию, и как камень с души падает!
Ларин был так близко и уже не тряс Казанову, а просто нависал над ним сжимая за плечи. На того – же страшно было смотреть: Казанцев как-то совсем сжался на стуле, побледнел и смотрел на друга с испугом и очень виновато, как ребенок впервые услышав что родители о нем беспокоятся потому что очень любят. Володя поднял руку и коснулся лица Андрея, осторожно только кончиками пальцев и заглянул в глаза. А там ощущалось и отчетливо виделось все о чем говорил Ларин о нежности, доме и настоящих чувствах людей друг к другу. Руки Андрея расслабились на плечах друга от неожиданного прикосновения, и Казанова подавшись вперед поцеловал его. Это длилось не долго, просто нежное прикосновение губ к губам и только. Видимо опомнившись Володька вновь осел на стул и опустил глаза.
- Прости пожалуйста, даже не знаю что на меня нашло, и за глупости о смерти прости и за это тоже…
- Не прощу! Ларин взвинчен и зол и когда Володя поворачивается к нему чтобы что то возразить то снова встречается с губами друга, только уже не в невинном, а в настоящем и довольно страстном поцелуе. Андрей не унимается и вот уже его руки на талии Казановы, вот они уже под рубашкой… А губы перемещаются к шее…
- Андрюх, лучше вот сейчас и прекратить, я не знаю что мне в голову взбрело, когда я к тебе целоваться полез, видать просто от недотраха. Казанцев не узнает собственный голос, вроде бы он просит остановиться, но так получается и он слышит сам, что в просьбе только мольба не останавливаться.
- Прости Володь, но я уже не остановлюсь. И это звучит так как будто Ларин выиграл в лотерею долгожданный приз. Казанова понимает что чувства друга кружат ему голову и он сдается, поднимает руки и обхватывает голову Андрея притягивая его в поцелуй и привставая. И вот они уже стоят в темной кухне целуясь и обнимая друг друга, Ларин расстегивает пуговицы на рубашке Володи, а тот еще не успел заметить что жилетки на нем уже нет, а потом он ощущает руки, гладящие его уже обнаженную грудь. Андрей потихоньку увел Казанову в спальню, не переставая целовать и прикасаться к нему, казалось стоит его отпустить и связь между ними порваться, истает как ледяной мостик на солнце, и он не отпускал, и когда расстегивал ремень на его джинсах и когда стягивал с него трусы.
В голове Казанцева творилось черт знает что. Мало того что он умудрился остаться один вечером, забухать на улице и припереться в дом к другу, так теперь еще дело стремительно шло к тому что он с другом и переспит. В голове такое развитие не укладывалось, да еще и сильно шумело, но почему-то было чертовски хорошо, безбожно не правильно, но так хорошо… А вить Казанцев любил когда хорошо. Но отключить мозги полностью не вышло, и он предпринял последнюю попытку:
- Андрей опомнись, мы просто оба перебрали. Просьба звучала жалко, причем сбившимся голосом и попутно Казанова умудрялся снимать с друга рубашку.
- Не хочу я опомниться, и ты тоже не хочешь. Это звучало настолько убедительно, что Володя решил плюнуть на все и отдаться моменту, тем более что Андрей уже целовал его живот…
Дальше все завертелось настолько быстро, что Казанцев даже не мог ясно вспомнить от каких именно действий Андрея он стонал в голос, и даже изредка матерился, короткая боль не испортила общей картины, а потом даже стала дополнять ощущения, причем сногсшибательные. Короткое «А черт, да!», волна блаженства и отрывистый стон Андрея.
*
Просыпаться в пустой постели было привычно, но все же что-то было не так. Ларин покосился в окно – неспешно светало, голова болела, но не так чтобы убийственно, а просто ныла и тут перед глазами пронесся вчерашний вечер, пьянка, прогулка, застолье и Володька… Он вскочил, оглядел кровать и прислушался. Кровать была пуста, а в квартире тихо. Сбежал, с обреченностью констатировал Андрей. Что ж, я не дамочка и сумею подловить его на работе. Мысли о том что это могло быть сном даже не появились. Быстренько одевшись и позавтракав, Ларин потащился на службу.
Последующий день, будь он не ладен, выдался насыщенным, и как на зло никак не удавалось выловить Володьку. То он был у свидетелей, то поехал на явный отказник, то ему приспичило завалиться за каким то шутом в морг. К вечеру у Андрея было четкое ощущение, что от него бегают, но отвертеться от разговора Казанове не светило – Ларин это твердо решил.
Казанцев был сегодня потрясающе работоспособен, не смотря даже на ноющий с утра затылок. Он носился по городу, опрашивал свидетелей и умудрился закрыть два своих дела, да еще и отписаться от явной подставы с самоубийством и все это только потому, что проснулся утром не в своей постели, что конечно было делом не редким, а в кровати Ларина. Так мало того, хозяин кровати лежал рядом и обнимал его. От воспоминаний прошедшей ночи тогда у Казановы похолодела спина и он тут же сбежал, что тоже было вполне привычным делом. Но вот как быть теперь? Решать проблемы по мере поступления, и игра «не встречаться с Андреем» продолжилась до самого вечера. Но не прийти в участок Казанцев не мог и он чувствовал себя заговорщиком, когда озираясь пробирался в дежурку и тянулся к телефону. Набрав номер кабинета Казанова замер.
- Ало, Соловец слушает, раздалось в трубке.
- Ларин там? Раздался в ответ немного успокоенный голос Володи.
- Нет, ушел домой. Слишком резкий ответ и короткие гудки.
Казанова как-то сразу посмелел и заулыбавшись спокойно пошел к кабинетам. Нужно было всего лишь положить документы в сейф.
Ребята как всегда полным составом рассиживали в кабинете, когда дверь распахнулась, и вошел Казанцев. Сцена была безбожно комичной: улыбающийся Володя, увидев Ларина, как всегда подпирающего спиной стену, вытаращил глаза и остолбенел, ребята притихли. Тогда также молча Казанова прошел до сейфа, открыл его, запер папку внутри и с нехилым ускорением вылетел из кабинета. Самое время было заржать, если бы вслед за ним не выскочил из кабинета и Ларин.
Он нагнал его в коридоре, почти у самого выхода и схватил за локоть.



- Ты не отвертишься от разговора. Спокойное и сосредоточенное лицо Ларина служило подтверждением его уверенности.
- Андрей, ты что сдурел? Людей полно. Казанова нервно озирался по сторонам выискивая заработавшихся сослуживцев.
- Пойдем туда где не полно. Резко ответил Андрей и, не отпуская друга, зашагал по коридору в глубь здания. Они остановились у двери архива, где уже давно было закрыто, Ларин порылся в щитке и нашел ключ.
- Опана, какое местечко, наигранно бодро произнес Володя, - А чего это я о нем ни сном не духом?
- Здесь полно мест, где можно остаться на ночь, только тебе о них никто рассказывать не собирался. Отрезал Андрей и, вталкивая возмущенного грубостью друга внутрь, запер за ними дверь. Друга конечно пришлось отпустить и он тут же этим воспользовался, ловко извернулся и исчез в глубине кабинета за высокими полками.
- Володь, ну что ты как маленький. Уставший голос Ларина звучал еще более раздраженно.
- А чего ты меня сюда притащил? Тут же нет никого.
Андрей рассмеялся, уже найдя друга в тупике из полок со старыми делами.
- То тебе люди мешают, то их отсутствие.
- Зачем ты меня сюда притащил?
- Я уже сказал – поговорить. Ларин приблизился вплотную, теперь он слышал нервное дыхание Казанцева, но бежать тому было уже некуда.
- Ну так говори. О чем ты хотел мне сказать.
- Минуту назад хотел накричать на тебя, а вот сегодня утром хотел поцеловать и сказать спасибо, а еще напоить тебя кофеем. При слове «поцеловать» Казанова вздрогнул и повернулся к Андрею, но как только встретился с ним взглядом забыл ехидность которой собирался ответить. Ларин снова смотрел на него тем самым взглядом и мир вокруг исчезал. Он даже не успел опомниться, друг уже целовал его, прижимал сильными руками к полкам.
- Андрей прекрати! Вчера это была ошибка. Не нужно усугублять. Чертов голос дрожал и Казанова попытался оттолкнуть Ларина. А тот и не думал прерываться, он наклонился к Володькиному уху и зашептал как мог разборчиво:
- Мне кажется сегодня тебе снова хочется ошибиться. Его рука ощутимо сжимала твердеющую часть тела друга.
- не ври хотя бы самому себе Володь, ты же хочешь, уже весь дрожишь.
- А как же ребята, они вить догадаются рано или поздно?
- Эти придурки? Да им и в голову не придет.
- А как же мои дамочки?
- Еще слово и я тебя пристрелю, я чертовски ревнивый. Короткий серьезный взгляд.
Казанова улыбнулся его словам, рубашка на нем снова была расстегнута, бежать было некуда, да и в общем то не хотелось.
- Эх, угораздило же меня так влипнуть. Все с той же улыбкой проговорил он и обнял Андрея за шею.
На трезвую голову Ларин показался Володе еще более умелым чем прошлой ночью, разделся сам и ловким движением подцепив резинку распустил волосы Казановы. С полминуты рассматривал его с явным удовольствием, а затем запустил руку в темные пряди и потянул назад запрокидывая ему голову. Долго целовал шею, пока тот не застонал и не стал тереться о него, не двусмысленно намекая о своем желании.
Через пять минут Казанова уже громко стонал, обхватив Ларина ногами, а тот держал его на вису у полок за талию и глубоко дышал ему в грудь.
- Андрюха, черт, быстрее, я уже не могу больше.
Тогда Ларин осторожно опустил друга на сброшенную одежду и уложив на спину продолжил движения быстрее. Первым снова застонал Володька, вглядываясь в серые глаза друга и ловя в них удовольствие вместе с бешеным обожанием. А спустя секунду Андрей затащил Казанову на колени и застонал ему прямо над ухом, крепко прижимая к себе.
*
- Слышь Толян, ты не в курсе, что за бабу себе Казанова нашел? Георгичь сидел за столом и недоуменно пялился на телефон.
- Да черт его разберет с его бабами, а что?
- Не скажи, на работу вовремя приходит, бабы телефон обрывать перестали, сам ходит довольный…
- Ну довольный и хорошо, значит за ум взялся.
Георгичь задумчиво посмотрел на пустой стул Ларина и пробурчал уже себе под нос «За ум ли…» Но тему развивать не стал.
*
- Дорогой, любимый это я пришла! Донеслось от двери. Ларин улыбнулся стоя у открытого окна. Рядом высунулся Володька, повернул голову на друга и спросил:
- И чего ты все время туда пялишься?
- Ну я же просил не прикалываться, ну что за « Я пришла»? Оба рассмеялись.
- Извини Андрюх, каждый раз не могу удержаться.
Ларин снисходительно повернулся к Казанове, он вовсе не был раздражен.



- Пожрать есть что-нибудь?
- Я ужин приготовил. Андрей закрыл окно и направился на кухню.
- Андрюшенька, ты меня балуешь! Володя затрусил за ним, снимая попутно шарф и пиджак.
- Ты на квартире был? Все устроил?
- Обижаешь Андрей, все оформил, жильцы приличные, только вот что ребятам сказать? И что с телефоном будем делать? Не идиоты же они если я вдруг с твоего начну отвечать.
- Скажешь что у бабы живешь, телефона у нее нету, а живет рядом со мной, через улицу, так что если происшествие – я за тобой заходить буду, вот вместе и будем ездить.
- Ну ты великий комбинатор! Только вот телик тебе прикупить, ато я же не могу вместе с тобой в окно вечно пялится, так и тронуться не долго, или со скуки помереть.
- А тебе со мной скучно?
Казанова подумал немного, встал со стула, подошел к Ларину, и тихонько поцеловав его сказал:
- А ты знаешь, может ты и прав – ни к чему нам телевизор.

@темы: фанфики, улицы разбитых фонарей, мое, УЖС

URL
   

Temniy Les

главная